?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Унизительное

Тоже захотелось выписать унизительный ситуации из жизни, как Ярка. Хочется вспомнить подробности, свои реакции, за которые стыдно, которые характеризуют меня. И клево понимать, что отношение к ним изменилось бесповоротно. Что даже в страшном сне я не могу представить, что это может повториться.

Мне до сих пор стыдно за то, что я дружила с насильником Андреем Прудниченковым. После того, как он меня изнасиловал, я помогала ему, жалела его, когда он сидел в тюрьме. Тут я писала про насилие.

Стыдно за то, что я столько лет хранила в секрете все это, боялась рассказать подругам.
И мне стыдно за то, что я была половиком, что я не кричала, не звала на помощь, что я не пошла в полицию. Стыдно за то, что долгое время считала себя виноватой.
Я почувствовала себя личностью, когда несколько лет назад звонила этому уроду и сказала, что он насильник, урод и дерьмо.
Было освобождение когда рассказывала бывшим друзьям об этой ситуации было освобождение, что не нужно ничего прятать, скрывать, быть вежливой. И клево, что я узнала о них намного больше, чем за годы поверхностного общения. Их реакция чудовищная, уродская, Катя Красовская и Шамиль поддержали уголовника, который изнасиловал их «подругу» и продолжили с ним общаться. После такого мне с ними не о чем разговаривать. Раньше была обида на "друзей", попытки доказать, что они не правы. Сейчас нет такого желания, они сделали свой выбор.


Чувство униженности возникает от многих трахов. Особенно сильное от трахов с Дмитрием Коноваловым и Сергеем Солдатовым.
Сначала расскажу о сексе с Сергеем (сокращу до С).

Я влюбилась до беспамятства, и все время искала возможности встретиться с ним. Я записалась в военно-исторический клуб, куда ходил С. Я старалась ему понравится, слушала ту же музыку, ходила на те же концерты, общалась с теми же людьми. Всеми силами хотела стать похожей на него, найти общие темы для разговора, показаться ему «своей», такой же, как и он, близкой.
Он алкоголик, напивался каждый день в течении многих лет, я тоже начала пить. Он становился наркоманом, я тоже начала. Я настолько сильно хотела ему понравится, что готова была стать кем угодно, лишь бы он на меня обратил внимание.
Это, кстати, типично для меня. Я была уверена, что такая, какая я есть, я никогда никому не понравлюсь, что нужно всегда подстраиваться.
С снисходил до меня, иногда разговаривая. Иногда я утаскивала его пьяного и целовалась с ним, прижималась, обнимала. Ему было, конечно, совершенно пофиг, кто там его обнимает, он почти постоянно был в невменяемом состоянии, в отключке.

Я удивляюсь сейчас, как мне было не очевидно, что он меня презирал? Я навыдумывала психическую жизнь в алкоголике, которому кроме водки ничего не нужно было. Думала, что он особенный, умный, начитанный. Я была невменяемым половиком, готовой бросится по первому зову.

Я хотела с ним потрахаться, и несколько раз пьяного утаскивала его из общей тусовки. Я пыталась с ним потрахаться для того, чтобы удержать его, чтобы привязать к себе, чтобы он, наконец, обратил на меня внимание.
Первая моя попытка была зимой в лесу в мороз, я сняла колготки, и стоя на снегу, пыталась засунуть его полустоячий хуй себе в письку. С был пьяный и не принимал никакого участия в происходящем.
Помню, что было ужасно холодно, неудобно и очень стыдно, что хуй не влезает в письку. Что я не могу его засунуть, что я беспомощная, что писька очень узкая, сухая. Меня это не возбуждало, и у меня совершенно не было опыта (предыдущий секс был изнасилованием и всё).
В результате я протрезвела и прекратила попытки, стыдясь за то, что С посчитает меня шлюхой, которая трахает всех без разбора, что перестанет со мной общаться, хотя он и не общался.
После этого было еще несколько похожих попыток.

Отдельная тема тут, что я, конечно, не могла привести его домой, и в нормальных условиях потрахаться. Я жила с родителями, и они бы не допустили такого «разврата», и то, что мне было больше 18 лет никого не волновало.
Я еще 2-3 года бегала за ним, писала ему любовные смски, проходила мимо его дома, надеясь случайно встретить. А он иногда пьяный приходил ночевать ко мне и просто спал в отключке, даже не прикасаясь ко мне.
Мы с ним так и не потрахались, он нашел девушку, а в мою сторону даже не смотрел.
Я очень долго страдала, считала себя полным уродом. У меня даже на секунду не промелькнула мысль, что может быть я не такой уж и урод.

Мне сейчас дико вспоминать все эти жуткие трахи без презика, когда я обслуживала пьяного мужика, которому было совершенно пофиг кто с ним рядом. Про зппп я вообще не знала.
После каждого траха я очень боялась, что залетела, но никогда даже не намекала мужику на то, чтобы он использовал презик. Я до усрачки боялась, что он подумает, что я шлюха, боялась показать таким образом недоверие к нему. В моем понимании тогда приличная девушка не должна была думать о предохранении. Я не должна была показать, что сомневаюсь в мужике, должна верить, что мужик, конечно, не кончит в меня, что он не болеет ничем. Такие дикие идеи были у меня.

Мои трахи сейчас и то, что было не имеют ничего общего, настолько сильно все изменилось. И хотя я сейчас продолжаю забивать на мелкие желания, подстилаюсь, но я уж точно не буду также обслуживать мужика и терпеть такое унизительное отношение.